В. П. Романенко 

В. П. Романенко 

Член Союза писателей России; член Общероссийского союза военных писателей «Воинское содружество». Стихи Веры Романенко сначала печатались в коллективных сборниках псковских поэтов, а с 2000-го года стали выходить ее авторские сборники стихов для детей.

Издала 7 авторских книг для детей: «С целым миром я дружу», «Муравей спешит домой», «Выходите на лужок», «Кто живёт рядом?», «Бродит эхо по утрам», «Расплескалось ромашками лето»,»Воскресшие из мёртвых». На выходе 8 сборник для детей «Солнце на ладошках».

Печаталась во Всероссийском автобиобиблиографическом ежегоднике «На пороге ХХI века» (Москва); в журналах «Музыкальная палитра» Санкт-Петербурга; журнале для детей и родителей «Трямка»; «Отчий край; в Антологии детской литературы (Москва). Дипломант и лауреат областных и всероссийских конкурсов.

За вклад в культуру Псковской области она была награждена медалью «Святая Ольга». Как бывший узник концлагеря, награждена памятной медалью «Непокоренные».

Вера Петровна Романенко (в девичестве Колосова) родилась в 1934 году под Псковом. Работая от зари до зари, семья нажила добротный дом и лошадь.  В 1938-ом году деда объявили кулаком. Всю семью – бабушку, дедушку, маму, папу и ее, четырехлетнего ребенка,  «раскулачили». Деда вскоре расстреляли. Не успела семья оправиться от одной беды, как грянула другая – война. Что означает это страшное слово, семилетняя Вера впервые поняла, когда они с мамой попали под бомбежку.

«Меня не искали, считали погибшей. Избу, на завалинке которой я сидела, снесло в сторону. Обломки ее горели с яростной скоростью. На месте избы остались разрушенная печь и прислоненная к ней дверь, заваленная кусками бревен, кирпичом и мусором. Эта дверь и накрыла меня от взрывной волны…»

Вера, в числе прочих маленьких узников была переправлена в пригород города Риги, в поселок Саласпилс, где был устроен детский концлагерь. Судьба оказалась к ней благосклонна и, пережив  страшные, нечеловеческие мытарства, она выжила и чудом спаслась. Через всю свою жизнь Вера Петровна  несет этот тяжкий груз памяти о том, что с ней произошло в годы войны, все эти события она описала в рассказе «Война глазами маленького узника». Это не просто воспоминания, это свидетельства нацистских преступлений. Когда писала, плакала, не переставая, вновь переживая  чувства страха, голода, леденящего холода, боли от побоев и непосильной работы, неизбывной тоски по маме.

Бесхвостый кот
РодИлся кот бесхвостым,
А в основном - здоров.
И сам не знал он просто,
Что хвост есть у котов.

А во дворе носились
Коты, задрав хвосты;
На моего косились
Хвостатые коты.

Я в сад гулять водила
На поводке кота,
Я все ж его любила,
Хоть был он без хвоста.
Лень
Надоело заниматься
Мне гимнастикой с утра:
Надо рано просыпаться,
Два часа тренироваться,
Убегая со двора.

Ну зачем мне эти муки,
Распорядок по часам?
Взял бы папа на поруки
И с утра побегал сам.
Комар-хитрец
Сел комар-пискун на ухо,
Я его - бабах!
 И в ушах вдруг стало глухо, -
"Зайчики" в глазах.
А комар из-под ладошки
Шмыг... и был таков!
Подразнил меня немножко.
Вот, хитрец, каков!
Муравей спешил домой
Муравей бежал домой,
Он спешил к обеду.
Супчик вкусный, овощной
Мама варит в среду.

Дождь застал его в пути,
Лужи под ногами.
–  Нужно лужи обойти, –
Был наказ от мамы.

И пока их обходил,
Сбился он с дорожки.
Прилипает вязкий ил,
Утопают ножки.
                                               
И колышется трава
Низко над тропинкой.
Льётся дождик в рукава,
Намокает спинка.
                                             
На краю ручья листок,
Он как лодка в речке:
–  Унеси меня, поток,
К моему крылечку.

Мама ждёт уже давно,
Суп мой остывает.
Младший брат глядит в окно,
Тяжело вздыхает.
Возмущенью нет предела
Едет мамин сын в трамвае,
Опустив глаза – зевает.
Входит седенький старик
И к парнишке напрямик:

– Ты подвинься чуть, сынок,
Я совсем не чую ног.
Видно, старость одолела,
Чтоб она в огне сгорела!..

– Ну ты чё, старик в натуре,
Гонишь мне про старость-дуру.
Откровенно говоря –
Старость мне до фонаря!
Заплатил я за билет
И ко мне претензий нет!

– Вы простите, грубияна, –
В диалог вступила Яна, –
Он припомнит этот срам,
Когда будет старым сам.
Чиж
Чиж когда-то жил на ветке,
А теперь - в железной клетке.
Так лишился он свободы
И в неволе прожил годы.

От чижа мы ждали песен,
Только дом у птички тесен.
Мало птице кислорода,
Чижику нужна свобода.
Мурка

Знакомую песню
Пропела мне кошка,
А я равнодушно
Глядела в окошко.
Вот кошечка нежно
Потерлась о ноги,
А я всё глядела
Кто шёл по дороге.
Мяукала Мурка,
Тихонько просила,
Чтоб я её чем-то
Скорей угостила.
Я смотрю на облака:
Ведь они из молока?!
А быть может из тумана?
Очень много в них обмана:
На меня неслась гора -
Появилась в ней дыра.
Мчалась лошадь по дороге -
У неё уплыли ноги...
Стадо козочек паслось
И куда-то унеслось.
Ослик маленький бежал -
Растянулся и... пропал.
Мчатся по небу зверушки:
Львы, слоны и даже хрюшки.
На лужайке я лежу,
С целым миром я дружу.

Рекомендуем